Александр Москаленко – первый Олимпийский чемпион по прыжкам на батуте, пятикратный чемпион мира, рекордсмен «Книги рекордов Гиннесса», как обладатель наибольшего количества золотых медалей чемпионатов мира.

– Александр Николаевич, какую спортивную оценку дадите молодому поколению батутистов, опираясь на проходящую Спартакиаду?

– Я чётко вижу несколько ярких «звёздочек», которых мы обязаны сохранить и вывести на предолимпийскую орбиту, для того, чтобы потом в будущем они стали теми олимпийцами, которые заменят нынешний старший состав.

– Кубань давно признана в нашей стране флагманом прыжков на батуте. Как оцените выступление кубанских спортсменов на Спартакиаде?

– Меня радует то, что те самые яркие «звёздочки» появляются в разных регионах нашей страны, а не только в Краснодарском крае. И даже если брать географию по основной сборной команде, то мы видим города, которые, может быть, не были в авангарде прыжков на батуте в Российской Федерации. А сегодня всё это, слава Богу, есть. Каждый спортсмен, который является членом национальной сборной, тренируясь у себя дома, в своём городе, подтягивает тот резерв, ту молодёжь, которая за ним смотрит, к нему стремится, и этот пример позволяет расти всем остальным. А именно – той молодёжи, которая придёт им на замену. Это, конечно, очень хорошо.

– Какие регионы вы можете отметить, в которых прыжки на батуте активно развиваются?

– Санкт-Петербург, Иваново, Тольятти, Оренбург, Таганрог... Это я называю те города, в которых ребята уже выступают на уровне сборных. Но есть ещё очень много городов, в которых также появляется юношеский резерв. Создаётся та здоровая конкуренция, из которой, мы надеемся, вырастут великие спортсмены.

– Как считаете, какой спорт интереснее смотреть: юношеский или профессиональный?

– Здесь невозможно однозначно ответить. Потому что у всех есть своя прелесть. В юношеских и детских соревнованиях есть вещи, которые невозможно подделать: это детские эмоции. Невозможно подделать радость от победы, горечь от поражений. Тем самым детские соревнования интереснее с точки зрения психологии, эмоций. Взрослые соревнования интереснее смотреть уже с точки зрения технического совершенства, сложности комбинаций. А ещё интересно наблюдать момент перерастания: переход из юношеской сборной во взрослую, и кто как справляется с этими переходами.

Прыжки на батуте – очень красивый вид спорта. Но, наверняка, в нём есть свои проблемы…

– Наши проблемы, они, наверное, связаны с проблемами всего российского спорта. Выскажу лишь своё сугубо субъективное мнение по этому поводу. Мне кажется, что нужно пересматривать систему оплаты труда в отрасли. Потому что, те деньги, которые сейчас платят, они абсолютно не мотивируют. Я не могу в двух словах озвучить свои мысли: каким образом это нужно делать. Но думаю, мы все должны чётко понять структуру самой системы. Давайте не забывать, что, если мы говорим о государственном подходе, у нас спорт находится в двух ведомствах – в системе физкультуры и спорта и в системе образования.

И мы знаем о недостаточном межведомственном взаимодействии. Но дети-то у нас одни и те же: что в образовании, что в спорте! Мы обязаны об этом думать и чётко понимать и представлять себе саму эту структуру, как она должна выглядеть в спорте. Где место этой структуре? Где место спортивного резерва? Как выстраивать пирамиду, в основании которой стоит массовый спорт и, извините за не совсем корректное слово, «вал» детей, объём детворы, и то высшее спортивное мастерство, как олимпийские чемпионы, на которых эти дети из основания пирамиды смотрят, как на маяк?!
Ничего нет лучше пирамиды! Вон они в Гизе стоят тысячу лет и ещё столько же простоят (улыбается). Ничего устойчивее нет. Нам необходимо создать такую же пирамиду. А для этого мы должны понимать, что мы хотим создавать. Например, выходя из дома, мы смотрим в окно: идёт там дождь или стоит жаркая погода. И мы сами для себя рисуем образ: как нам одеться. Я надену эти брюки, под эти брюки надену вот эту рубашку, а под эту рубашку надену эти туфли и так далее. Мы сначала рисуем образ, а потом идём гладить эту рубашку и брюки.

Так и в спорте. Прежде, чем создавать, должны понимать: что мы хотим создать. Мы должны видеть, каким образом всё это будет взаимодействовать, как будут пересекаться школа системы образования со школой физической культуры и спорта, как будет перемежёвываться система оплаты и там, и там. Все между собой общаются, и ни для кого не секрет, если будут какие-то неравенства, кадры будут «перетекать» с одного места на другое. Это – глобальные вопросы, в которых нужно определяться.

Также, на мой взгляд, тренер должен быть мотивирован на результат. В приоритете всего должны стоять: страна – регион – город и так далее. И спортсмен должен стремиться туда, на вершину! Чтобы флаг страны или региона поднимался выше, а гимн исполнялся чаще. А у нас получается система оплаты такая, что «я», как тренер, должен набрать некую массу спортсменов, за которую буду получать деньги. Большее «мне» не интересно. Так не должно быть!

– Вы – первый Олимпийский чемпион по прыжкам на батуте, без преувеличения, Спортсмен с большой буквы. Когда смотрите соревнования, никогда не возникает мысль: эх, мне бы сейчас на батут, я бы как прыгнул?!

– Если мне пару суставов заменить и согнать 24 кг, как я это сделал к сиднейской Олимпиаде, то можно было бы и прыгнуть (смеётся). Но я думаю, что всему своё время. Не нужно забывать, что мне, через совсем небольшой промежуток времени, будет 50 лет. Я не хвастаюсь возрастом, но и не огорчаюсь (улыбается).

– Какой профессиональный совет вы бы дали детям, которые уже занимаются прыжками на батуте, или только начинают?

– Помните, как поёт Илья Лагутенко в песне группы «Мумий Тролль»: «Ведь и прыгать – не летать». Я думаю, что они должны научиться летать, а не просто кувыркаться. Прыжки на батуте – не просто переворачивание через голову. Это, в большей степени, спорт на грани искусства, на грани полёта. И не зря же все космонавты в обязательном порядке проходят тренировки именно в прыжках на батуте. Для чего? Ощутить чувство полёта. Научитесь летать!
 
Ольга Смитюк
Фото: Григорий Петросян